Как Олег Скрипка сало в Париже покупал

Разговор с лидером группы «Вопли Видоплясова» состоялся три года назад. До того как между Россией и Украиной начались трения, которые «небратья» величают «войной», а заслуженный артист Украины Олег СКРИПКА стал советником городского головы Киева Виталия Кличко. Наверно, сейчас бы такая беседа не случилась. Всю ТВ-беседу воспроизводить смысла нет, но финал – с дегустацией сала – вышел забавный. Воспроизвожу расшифровку.
– Знаете, Олег, поскольку мы уже завели разговор о российско-украинских отношениях, я сейчас попрошу, чтобы нам устроили дегустацию. Смотрите, здесь два вида сала. И я-то знаю про это сало все. Мне вот хотелось бы, чтобы вы со мной вместе дегустировали и…


– И определил, где русское, где украинское? Ну, давайте тогда, Женя, вопрос. Украинское – оно из Украины приехало? Или оно где-то в «Шинке» («Шинок» – московский ресторан Андрея Деллоса. – Е.Д.) куплено?
– Оно было приобретено сегодня…
– На рынке?
– …Два часа назад, да, на рынке. И прямо у меня продюсерская группа проверила, что это точно с Украины. Да, вот только вчера еще было на Украине.
– А российское сало откуда?
– А российское сало из Тамбова.
– Вот это из Тамбова, это из Украины.
– Вы по виду определяете?
– Да. Потому что, ну, это же не сало, это мясо. То есть у нас столько мяса не бывает в сале.
– Пробовать даже не будете?
– Нет, я могу попробовать. Но я сразу скажу, что вот это – это не украинское. Еще копченое.
– Это неправильно, да?
– Не жуется.
– А это?
– Это с чесноком, но жуется. Вот это украинское. Но пересоленное.

– Это свежее, а это не жуется. Потому что вот эти прожилки, они не жуются, как правило.
– Я вот вписался в эту историю, и сейчас пытаюсь прожевать. Вы все же не угадали, полагаю. На самом деле меня уверили, что вот это сало из Тамбова, а это с Украины.
– Ну, нет. И в Украине может быть нехорошее сало, а в Тамбове может быть хорошее.
– То есть вы считаете, что оно нехорошее? А мне понравилось.
– Оно неправильное. Ну, это не сало. Как же это называется? Это ветчина. А вот это, вот это сало. В сале могут быть прожилки. И основная особенность сала – оно должно жеваться. Вот это жуется прекрасно.
– А с этим? Ну, мы его не можем разжевать. Мы его просто можем засунуть между зубов.
– Я его просто проглотил сейчас для того, чтобы продолжать с вами разговор. Это накладка вообще наша с салом, я считаю. Потому что вы такую экспертную оценку дали.
– У меня были два дедушки. Один дедушка – украинец, а другой дедушка – русский. Вот, один из Полтавщины…
– Это, я понимаю, по материнской линии – русский?
– По материнской линии, да. И вот дедушка из Полтавщины, он производил вот такое сало. Дедушка из Курщины, из Курской области, производил вот такое сало.
– А родились вы при этом вообще в Таджикистане?
– Родился я в Таджикистане.
– Советобад, да, город назывался? Видимо, сейчас он по-другому называется?
– Ходжент.
– Вы там были когда-нибудь после того, как уехали оттуда?
– Нет.
– Ни разу?
– Очень хочется съездить, очень.
– Но вы в принципе только на гастроли выезжаете? Вы так не можете взять и просто поехать?
– Ну, так, сложно поехать в Таджикистан отдыхать. Но хотя, я думаю, там есть что посмотреть.
– А есть ли потребители украинского рока в Таджикистане, я сейчас задумался?
– Есть. Очень любят в Таджикистане одну нашу песню, которая как таджикская народная музыка написана. Потому что это та музыка, которую я там услышал. Поэтому она нравится точно. Она в Таджикистане и Узбекистане очень популярна.
– Ну, что же. Только вот если поедете, вы же помните, да, что сало вообще в Таджикистане никоим образом нельзя употреблять.
– Я в Париж приехал. А там они вообще мало свинины едят – французы. А была рядом лавка арабская. А я просто не знал, что мусульманский магазинчик. У меня лавка возле дома, я иду, говорю: «Свинина есть?» А они так толерантно: «Сегодня нет». Я спрашиваю: «Что такое?» И так каждый день: «Ну, а есть сегодня?» – «Нету. Не завезли». Думаю, ну, что же такое?
– Вы затроллили просто их.
– Ну, что же. Я знаю, что вы, так же как и я, бросили курить. Это здорово. И мы здесь не пьем. Но чокнемся все равно. Под сало-то.
– Конечно.
– За российско-украинскую дружбу. Скажите какой-нибудь тост на украинском, на прощанье.
– Тост очень простой: будьмо!
– Будьмо? Это я смогу даже выучить.
– Будьмо – это, ну, перевод на английский язык Let It Be.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.